Аналитическая группа
Чувашского регионального отделения
Общероссийской политической организации
Союз офицеров
Психиатрия - предательство, не знающее границ

Брюс Вайсман

Брюс Вайсман
Психиатрия - предательство, не знающее границ
Издательство "АНВИК К", Москва, 2002 г„ 384 стр.


Из этой уникальной исторической книги вы узнаете: об истинных творцах фашизма и геноцида; о том, как создавался героин, ЛСД, метадон и другие наркотики, и с помощью кого они вошли в нашу жизнь; о леденящих кровь психиатрических экспериментах над людьми; о разрушении судебной системы; историю нейрохирурга, который убил десятки пациентов, проводя «лечение» с помощью топорика; и многое-многое другое. Эта полностью документальная книга является учебником по разоблачению нарушений прав человека психиатрами. Здесь вы найдете факты, которые они тщательно скрывают.



В имеющемся у нас экземпляре книги отсутствуют стр. 257-288 - будем признательны если кто дошлет.



Архивы_MsWord_ZIP
1_zip 178 kB // 2_zip 128 kB //
3_zip 419 kB // 4_zip 163 kB
5_zip 159 kB
В 9-10 главах отсутствуют (по техническим причигам) стр. 257-288


АННОТАЦИЯ


Книга посвящена глубокому и детальному анализу состояния психиатрической отрасли в США. Автор утверждает, что идеи психиатров оказали огромное воздей-ствие на формирование современного американского общества, причём это влия-ние он оценивает со знаком минус. Рост преступности, наркомания, снижение об-разовательных стандартов, падение авторитета судебной системы, - всё это, по мнению автора, теснейшим образом связано с деятельностью психиатрического со-общества. Самое существенное значение здесь имеет по существу новая идеология или философия жизни, предложенная психиатрической наукой в период до и пос-ле Второй Мировой войны. "Психиатрия - это часть либерального воззрения в це-лом, - писал психиатр, доктор Томас Сас, на мнение которого не раз ссылается автор Б. Вайсман. - Понимаете, каждый является жертвой, у каждого есть особые права, но никто не несет ответственности. Эта психиатрическая точка зрения на-столько глубоко укоренилась в мышлении американцев, что они даже не связыва-ют её с психиатрией". Собранный автором огромный фактический и статистичес-кий матерал, подтверждающий эту связь, впечатляет.
В поле зрения автора попадают вопросы состояния морального климата в сре-де психиатров, а также уровень их профессионализма. Прекрасно изложена исто-рия возникновения психиатрии как самостоятельной медицинской специальности, дан подробный и хорошо структурированный обзор методик, применявшихся в прошлом и используемых в наше время в этой области. Изучение великого множе-ства (библиография насчитывает более 1000 позиций) источников позволяет авто-ру понять, каким образом психиатрия приобрела такое влияние на американское общество и превратилась в финансируемую из государственных средств могуще-ственную отрасль.
Выводы, сделанные автором вряд ли являются неожиданными, тем не менее поражают своей смелостью и степенью радикализма: "психиатрия не является нау-кой, психиатрия - это не область медицины. В силу этого её рецепты, её методы, её диагнозы есть обман. В лучшем случае, это философская система, притом далеко не бесспорная. Поэтому следует относиться к ней соответственно". Автор настаива-ет на ограничении экпертного влияния психиатров в судопроизводстве и призыва-ет изъять из законодательства идею защиты по причине невменяемости.

Предисловие к русскому изданию

Наша жизнь— не в поиске материального успеха, а в поиске достойного духовного роста. Вся наша земная жизнь есть лишь промежуточная ступень развития к высшей... Одни лишь материальные законы— не объясняют нашу жизнь и не открывают ей пути. Из законов физики и физиологии нам никогда не откроется то несомненное, как Творец постоянно и ежедневно участвует в жизни каждого из нас, неизменно добавляя нам энергии бытия, а когда эта помощь оставляет нас— мы умираем...

Александр Солженицын Темплтоновская лекция

Мне было очень приятно узнать о существовании книги Б. Вайсмана “Психиатрия— предательство, не знающее границ”.

Может показаться странным, что о психиатрии, которую принято называть наукой, пишет человек, который сам не является врачом-психиатром. Однако этот обычный довод, который выдвигают сами психиатры, не желающие, чтобы сфера их деятельности привлекала внимание общественности.

Однако, этот довод несостоятельный, потому что он не принимает во внимание печальный опыт человечества.

Любая наука предназначена только для того, чтобы улучшать жизнь людей. Нет никакого смысла в науке, если она не отвечает запросам людей и не делает к жизнь легче и проще. Однако, как показывает вся история человечества, в какой-то момент некоторые ученые забывают о том, что они призваны помогать людям, а не тратить деньги налогоплательщиков на удовлетворение своего интереса в какой-то области. Такие ученые, пользуясь своим статусом и обвиняя других в дилетантстве и непонимании сути исследований делали то, что считали нужным. Неудивительно, что вследствие этого человечество получило такие результаты деятельности ученых, как ядерная бомба, противопехотные мины, боевые отравляющие газы, машины для проведения электросудорожной терапии, ЛСД, героин и т.д. и т.п.

Общество, именно общество, обязано оценивать деятельность ученых, в данном случае— психиатров. Только критериями оценки будут являться не те, которыми пользуются сами психиатры, а совсем другие.

В середине сороковых годов прошлого века психиатрия взяла на себя ответственность за то, чтобы уменьшить преступность, наркоманию и улучшить психическое здоровье людей. Были ли достигнуты результаты? И как вообще обществу следовало бы оценивать деятельность профессиональных психиатров?

Исходя из здравого смысла, общество не должно пользоваться тестами самих психиатров и доверчиво внимать тому, что говорят ее эксперты. Оно должнобыло бы пристально посмотреть на то, насколько менее опасно стало ходить по улицам, насколько меньше молодых людей губят свои жизни в наркотическом бреду, насколько меньше стало безумных людей. Вообще стала ли легче и безопаснее жизнь?

Б. Вайсман провел невероятно трудную работу. Он сделал то, на что многие не решаются, не желая идти наперекор принятому мнению и посягать на целую науку. Он отказался слепо верить экспертам-психиатрам, заявляющим о большом успехе в области душевного здоровья, а посмотрел на происходящее непредвзято и попытался найти причину кризиса общества.

В этой книге автор вовсе не пытается поупражняться в риторике или сделать самому себе рекламу громкими заявлениями. Вовсе нет. Это уникальный по своей насыщенности и полноте сборник документальных подтверждений того, что психиатрия является фактором, играющим огромную роль в разрушении общества— ухудшении здоровья людей, развитии наркомании, росте преступности, изменении принципов судебной системы, нарушении прав человека, развитии аморальности и т.д.

Несмотря на то, что в книге, в основном, идет речь об американском обществе, российскому читателю иногда может показаться, что автор пишет о нашей стране, настолько плотно вопросы, которые он поднимает, касаются России.

Скажем, особое место в книге посвящено ситуации, связанной с изменением основ судебной системы на базе “достижений” психиатрической науки и использованию психиатрии в целях, не имеющих отношение к медицине.

Каждый из нас, наверняка, всякий раз испытывал недоумение, когда читал в газетах о том, что злостные преступники уходят от ответственности за свои страшные преступления из-за их, якобы, невменяемости. Вопреки здравому смыслу убийцы, насильники и маньяки не несут заслуженного наказания, а мы являемся свидетелями очень странных отношений между судебной системой и психиатрией.

В книге говориться о том, когда и каким образом проверенная, успешно действовавшая система судебной власти была дискредитирована активным применением психиатрической науки.

Вообще говоря, всего лишь на одном, произвольном, примере использования психиатрии в немедицинских целях, скажем для уничтожения того или иного правозащитника, можно увидеть саму суть психиатрии. Раскрытию этой глубинной сущности психиатрии и посвящена значительная часть этой книги.

В конце книги Б. Вайсман дает оценки, с которыми трудно не согласиться:

“Психиатрия — это не область медицины. В силу этого её рецепты, её методы, её диагнозы есть обман. В лучшем случае, это философская система, притом далеко не бесспорная. Поэтому следует относиться к ней соответственно и называть её своим именем.... Любые полученные ею как “наукой” привилегии следует изъять, поскольку её медицинский статус— явная ложь...

Нет сомнений в том, что психиатры блуждают в потёмках и тратят наши деньги на своё весьма дорогостоящее хобби. За два века “плодотворной” работы они не добились никаких очевидных результатов.”

Б. Вайсман относит психиатров к тем утопистам, которые тщетно, но очень настойчиво пытаются найти личность в тканях мозга, считая человека всего лишь куском материи.

Читаем у В. Буковского— известнейшего правозащитника, который отдал много сил борьбе с карательной психиатрией в Советском Союзе:

“... утописты упорно не желают считаться с человеческой природой; вот почему их мечты никогда не воплощаются в жизнь без насилия, а результаты всегда противоположны провозглашенным целям. Их основной порок состоит в совершенно антинаучном и антигуманистическом представлении о человеке как о некоем податливом существе, которое может быть “усовершенствовано” при “надлежащих” социальных условиях. Соответственно они не принимают важнейших, основополагающих установлении,развившихся за тысячелетнюю историю нашей цивилизации как отражение основных свойств человеческой натуры”. (В. Буковский, “Московский процесс”, М.1996 год).

Несмотря на единый с США корень, советская, а затем и российская психиатрия, имеет свои особенности, которые делают ее еще безобразнее, чем в любой другой стране мира.

О карательной психиатрии времен СССР, которая похоронила тысячи инакомыслящих, диссидентов и правдоискателей, известно многое. Об этом написано множество знаменитых книг “Карательная медицина” А. Подрабинека, “И возвращается ветер...” В. Буковского, “В подполье можно встретить только крыс” П. Гри-горенко, мемуары И. Горбаневской, Г. Шиманова и др. известных диссидентов.

Но, к сожалению, приходиться констатировать, что карательная психиатрия советских времен оставила в наследие новым поколениям психиатров свои порочные традиции.

Можно часто слышать оправдательные речи российских психиатров, которые не могут признать свою ответственность за участие в карательных акциях.

Примечателен один такой факт. В октябре2000 года, наXIII съезде психиатров России выступил американский судебный психиатр, который заявил, что в различных штатах страны используются разные критерии душевного здоровья и разные законы.

На это Т. Дмитриева, директор ГНЦСС им. Сербского, не преминула с усмешкой заявить: “Здесь с нами в зале находится достаточно много психиатров, которые пережили достаточно тяжелые времена критики, прежде всего, со стороны американских психиатров в отношении советской судебной психиатрии. Сейчас возникает вопрос: “С позиции какого штата шла критика в отношении советской судебной психиатрии?!”

Неудивительно, что в таких условиях, когда психиатры не то что не признают свою вину в происходящих на протяжении десятков лет карательных акциях, но и заявляют о своей непорочности, не происходит реформирования этой области.

Использование психиатрии в немедицинских целях происходит до сих пор, что хорошо видно на судьбе полковника Ю. Буданова, который на момент выхода книги в свет, находился под следствием за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой.

Как сказал психиатр Э. Гушанский, который оценивал результаты психиатрических экспертиз в деле: “Судьба Буданова в значительной степени зависит от психиатрической оценки его состояния. И вот то, что было раньше, когда политические вопросы, неудобные вопросы сваливали на психиатров и решали с помощью психиатров, возобновилось с громадной силой сейчас. Буданова надо спасти руками психиатров...

Если экспертиза признает его невменяемым или находившимся в состоянии физиологического аффекта, если экспертиза признает, что он был негоден к военной службе, это фактически приведет к освобождению Буданова”.

Так и произошло.

Все тот же ГНЦСС им. Сербского, бывший пресловутый НИИ судебной медицины, провел окончательную экспертизу Буданова и признал его невменяемым.

Как и в советские времена на помощь пришла психиатрия со своим безотказным инструментом— судебно-психиатрической экспертизой.

С разрушением СССР, с принятием нового закона о психиатрической помощи не произошло чуда. Менталитет и идеология карательных психиатров не изменились, а передались новым поколениям врачей.

Россия, как и все другие страны, находится в плену наркомании, которая убивает и лишает всего миллионы людей. На борьбу с ней брошены гигантские средства, но мы видим, что становится только хуже.

В такой ситуации Россия решается пойти по порочному пути, который проложили другие страны. В нашей стране ведется борьба за легализацию метадона — наркотика, которым пользуются для отлучения наркоманов от героина. Программы заместительной терапии, т.е. программы при которых нелегальный наркотик заменяется другим средством (выдача которого производится врачами), ни в одной стране мира не были успешными. Некоторые страны уже отказались от использования метадона, поскольку это оказалось не только неэффективным, но и создало огромное количество новых проблем. Кроме этого, зачастую метадон в этих странах начинает применяться наркоманами нелегально. Несмотря на всё, продвижение метадона постоянно лоббируется в российском обществе.

Редкие факты о метадоне и о том, какую роль играет сама психиатрия в развитии наркомании во всем мире, также можно почерпнуть из этой книги.

Российские психиатры и наркологи не усвоили урок, который приподнесла миру история с жуткими операциями на мозге, от которых умерли и стали инвалидами тысячи людей. В России в последнее время стали использоваться хирургические вмешательства в мозг наркоманов с целью избавления их от героиновой зависимости! Институт мозга, расположенный в Санкт-Петербурге провел уже более двухсот операций, которые, кстати говоря, не разрешены Минздравом. В книге вы найдете большой раздел, посвященный теме операций на мозге.

Книга Б. Вайсмана имеет одну особенность, важность которой невозможно преувеличить. В книге уделено внимание тому, как выходить из сложившейся ситуации. Значительная часть книги посвящена доказательству необходимости реформировать общество и всю службу помощи больным для того, чтобы сделать область душевного здоровья чистой от злоупотреблений,

В книге собраны многочисленные документальные доказательства того, что эффективно помогать больным можно. Не разрушать их личность и здоровье наркотиками и электричеством, а помогать так, чтобы они вернулись в общество здоровыми людьми. Однако психиатрия по соображениям, о которых вы узнаете со страниц этой книги, не берет эти методики на вооружение.

Книгу можно назвать учебником и документальным справочником по полному разоблачению двухвекового мошенничества психиатрии в области душевного здоровья.

Приглашаем вас к интересному чтению.

Кандидат медицинских наук С. Запускалов.

Предисловие к американскому изданию

Случается, что человек с заведомо добрыми намерениями вдруг осознаёт, что в какой-то момент он сбился со своего пути и бредёт вслепую неведомо куда, вместо того, чтобы двигаться к намеченной им благородной цели.

Для общества подобное открытие бывает столь же горьким и разочаровывающим.

Автор книги “Психиатрия— предательство, не знающее границ” попытался : достаточно жестких позиций проанализировать— каким образом мы сбились : пути, несмотря на множество благих намерений.

Утверждать, что эта книга вышла вовремя, было бы ошибкой. Для многих миллионов пострадавших она безнадёжно опоздала. Вероятно, мы можем утешаться тем, что если предостережения, содержащиеся в этой книге будут восприняты с надлежащей серьезностью, то в будущем нам удастся избежать ошибок прошлого и настоящего.

Именно по этой причине “Психиатрия— предательство, не знающее границ” является, может быть, важнейшей среди вышедших в последнее время сниг.

Freedom Publications как издатель считает для себя высокой честью донести это послание до как можно большего числа людей. Однако, по нашему мнению, то, что предпримут люди, прочитав эту книгу, не менее значимо для их будущего, чем сам факт ее появления.

Мы горячо надеемся на то, что наши читатели прислушаются к еще одному голосу в защиту свободы— и начнут действовать.

Главная страница